04 мар 2016

Проектирование неравенства: куда пропадают женщины-архитекторы

Наталья Бархатова

http://www.radidomapro.ru

1
В архитектурном пантеоне современности женское имя – большая редкость. Ключевые конкурсы почти не знают победительниц, только победителей. Ведущие бюро в основном возглавляют мужчины. Несмотря на наследие советской эмансипации, равноправие пока остается иллюзией для российской архитектуры. Портал Ради Дома PRO попробовал разобраться, почему так происходит и можно ли переломить ситуацию.

В конце февраля журнал Architectural Review опубликовал результаты ежегодного опроса, респондентами которого выступили более тысячи женщин-архитекторов со всего мира. Каждая пятая из них призналась, что не стала бы советовать профессию архитектора другим женщинам. Основная причина – зарплатное неравенство: по мнению 40% опрошенных, они получали бы больше, если бы были мужчинами. При этом чем выше должность, тем сильнее разрыв в зарплатах. Например, если речь идет о позиции старшего архитектора, то женщины получают в среднем на 18% меньше мужчин. На уровне главы архитектурной студии или партнера бюро разница может достигать 31%. Причем по сравнению с 2014 годом разрыв только увеличивается.

То же самое, если верить Росстату, происходит и в России. По итогам 2012 года средняя зарплата женщин, занятых в архитектуре и смежных отраслях, составляла 79% от мужской. Впрочем, сами представительницы архитектурного сообщества отмечают, что у нас всё еще не так плохо. «Это связано с тем, что женщины в России работают с 20-х годов прошлого века. Советская эмансипация сделала великое дело. Вся инфраструктура детских садов, нянь, школ направлена на то, чтобы женщина спокойно могла работать. С предубеждениями я столкнулась, как ни странно, работая с немецкими и американскими заказчиками. В российской практике этого не было, ей-богу, ни разу», – рассказывает соосновательница архитектурной мастерской Buromoscow Ольга Алексакова.

Одни из первых высших женских архитектурных курсов в Петербурге, 1906.

Тем не менее, несмотря на то, что в Советском Союзе степень вовлеченности женщин в трудовую деятельность и образование была исключительно высока, профессиональная сегрегация по гендерному признаку полностью не исчезла. Так, из 16 человек, входящих в Архсовет Москвы, женщина всего одна, а в руководстве Союза архитекторов России их нет вовсе.

В самом Союзе, однако, проблемы не видят. Как прокомментировал Ради Дома PRO его вице-президент Виктор Логвинов, «через 20 – 30 лет в архитектуре мужчины будут также редки, как в среднем образовании и нужно будет принимать меры по повышению представительности мужчин в профессии». Он также считает, что архитектура будет более «женственной», менее авангардной, более спокойной и традиционной. «На Западе перепутали равноправие с равенством и полной идентичностью. Это уже противоестественно. Так что пусть мужчина остается мужчиной, а женщина женщиной и в природе, и в архитектуре», – добавил Логвинов.

И всё же архитектура остается одной из сфер с выраженным доминированием специалистов-мужчин: по данным Королевского института британских архитекторов, доля женщин среди студентов, изучающих архитектуру, составляет от 35% до 50%. При этом их не более 10% среди партнеров, руководителей или директоров архитектурных и дизайнерских бюро. По России такая статистика не ведется, но наблюдения позволяют сделать схожие выводы. Куда же пропадают женщины-архитекторы?

Римма Алдонина. Реконструкция ДК ЗИЛа. 1966-1975. Фото: wikipedia.org

В 1971 году американский историк искусства Линда Нохлин в своем эссе «Почему не было великих художниц» говорит о системном характере проблемы «невидимости» женщин. Хоть речь шла об изобразительном искусстве, выводы исследовательницы можно распространить и на архитектуру. Много веков подряд женщины существовали в условиях жестких социальных ограничений, в том числе в образовании, которые подпитывались сексистскими предрассудками: многие философы, сформировавшие систему взглядов современного общества, писали, что женщины вовсе неспособны к умственной деятельности и творчеству.

С таким историческим багажом консервативная инерция до сих преодолевается достаточно медленно, и стереотипы так просто не сдаются: вот, например, студенты МАРХИ обсуждают фразу преподавателя о том, что «история архитектуры не знает женских имен» (и это при том, что, например, два десятка станций московской подземки спроектированы женщиной – Ниной Алешиной).


Станция Менделеевская. Проект Нины Алешиной. Фото: wikipedia.org

История знает, но часто не замечает женщин, утверждает Линда Нохлин. Достаточно вспомнить, что за более чем сто лет золотую медаль Института американских архитекторов получили лишь Джулия Морган (посмертно) и Заха Хадид. Притцкеровская премия есть только у Хадид. Более того, известны случаи, когда почетные награды получали мужчины, а их жены-соавторы оставались в тени. Так, первым архитектором из Китая, получившим Притцкера, в 2012 году стал Ван Шу, а его соавтора и соосновательницу бюро Amateur Architects (и жену) Лу Вэньюй наградой не отметили.

Сами женщины, впрочем, уверены, что конец «мужской» архитектуры уже не за горами. «Архитектура столетиями была профессией белых мужчин. Сейчас, как и во многих других областях, ситуация постепенно меняется. Россия несколько отстает, но, я думаю, догонит, и лет через десять-пятнадцать появятся женщины-звезды, – считает программный директор института «Стрелка» Анастасия Смирнова. – Как показывает мировой опыт, в таком деле очень помогает развитие гражданского демократического общества, которое обеспечивает равные возможности для всех и не обслуживает какое-то одно доминирующее мнение или мировоззрение (например, что «место женщины на кухне»)».

С тем, что роль женщин в современной российской архитектуре растет, согласна и директор Музея Архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина: «Что касается женщин-начальников – в последнее время их стало больше и занимают они очень ответственные посты. Например, заместитель председателя Москомархитектуры Татьяна Гук, или руководитель НииПи Генплана Карима Нигматулина, или Женя Муринец, которая занимает пост начальника управления Архсовета. Да и в архитектурных конкурсах женщины стали выигрывать гораздо чаще – вот Оля Алексакова из BuroMoscow – лидер последних конкурсов и уже по её проекту Триумфальная площадь обрела новое демократичное лицо».

Триумфальная площадь. Проект BuroMoscow. Фото: strelka.com

4 коментариев

  • everytecture says:

    В западной науке похожая ситуация. Ещё поколение назад в западной германии, например, профессия учёного считалась совсем не женской, в то время как в восточной германии женщин-ученых было хоть отбавляй.
    По нашим наблюдениям, девочек в том же ГАСУ не так уж мало. Но куда они деваются потом? Наверное, тут ещё влияет семейный момент.
    Кстати о крутых женщинах-архитекторах. Вот вспомнили, что наш любимый г. Пушкин в 70-е – 80-е – это, прежде всего, архитектор Наталья Захарьина, ученица Левинсона. И она стала чуть ли не первой женщиной с собственной мастерской в ЛенНИИПроекте.

  • Юлия Зверева says:

    Про Нину Алешину не знала, интересно, спасибо

  • diana_spb says:

    С Днём Рождения!

  • diana_spb says:

    Что-то вспомнилось архитиктурное бюро из детективов Хмелевской :-)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*


+ 7 = четырнадцать

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>