22 апр 2015

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ: «Архитектура Петербурга–2015»: есть ли достойные проекты или архитекторы стали придатками девелоперов

Источник: online812.ru

Выставка построек и проектов «Архитектура Петербурга–2015» дает отличную пищу для размышлений на тему: архитектура Петербурга сегодня – это застывшая музыка или заезженная пластинка?

Золотоносов Арх Петербурга 2015

Несмотря на то что программа включила 57 мероприятий, в которые вошли 29 лекций архитекторов (обратила на себя внимание лекция Олега Харченко, появление которого в Петербурге после всего, что он тут наделал будучи главным архитектором, на мой взгляд, абсолютно неприлично), 13 рекламных презентаций и 6 круглых столов, все получилось скучно. Оно и понятно: современная архитектура – это не искусство, а бизнес.

Изображать из себя деятелей искусства, творческую, прошу прощения, интеллигенцию, когда руководитель архитектурной фирмы – это лишь придаток девелопера или инвестора, – это, конечно, затруднительно. Ну, надувают щеки, изображают нечто – но результаты не убеждают. За что деньги заплатили – то и построили. Так что не стоит шаманить насчет искусства архитектуры, надо смотреть на вещи трезво.

Экспозиция, как и всегда, представляет отдельные архитектурные мастерские. Для простоты сразу скажу, что распределяя всех между «+5» и «-5», лучшей экспозицией признаю экспозицию мастерской Евгения Герасимова. Она и подана красиво, солидно (с макетами), со вкусом, с пониманием своего значения, и представляет три действительно очень удачных объекта: здание в Ковенском пер., 5, дом «Победа» на ул. Победы, 5, и дом «Венеция» (Депутатская ул., 34а). Все очень внятно и несомненно.

Негативный полюс, т.е. «-5», – экспозиция мастерской «Б2» (Феликс Буянов и др.). Здесь, я полагаю, представлен будущий общегородской скандал – офисно-деловой центр (ул. Тельмана, участок 3) в квартале, ограниченном ул. Крыленко, Октябрьской наб., Дальневосточным пр. и ул. Тельмана. Все дело в том, что один из двух бизнес-центров имеет 32 этажа и высоту 119 метров. Наверняка это творение, стоящее на Невской набережной, будет видно из исторического центра, наверняка оно влезет в панорамы и перспективы (до Дворцовой площади и Университетской набережной по прямой 9 км). Это обычный «дом-эгоист», призванный стать не организующим ядром большой территории, градостроительно осмысленной доминантой, а просто объектом, который нужен инвесторам для самоудовлетворения.

Все материалы выставки делятся на две части. Первая – внедрения, состоявшиеся или проектируемые, в исторический центр. Теперь даже архитекторы понимают, наконец, наученные градозащитниками, что новые здания для центра должны быть по возможности скромными, контекстуальными, не напоминать гигантские остекленные веранды дачных домов. И именно такого рода проекты и здания в основном и доставили на выставку. Скажем, неплохой пятиэтажный дом на Васильевском острове, Малом пр., 9, по проекту мастерской Юрия Земцова и Михаила Кондиайна – современная транскрипция темы северного модерна. Хорошие проекты представлены «Интерколумниумом»: жилые дома на Кирочной ул., 57а и 62б, ул. Мира, 37, бизнес-центр на 11-й Красноармейской, 26. Такая неброская среднего качества эклектика – собственно говоря, это и есть верхняя планка достижений современной архитектуры Петербурга. Ну что делать, нет ни гениев, ни талантов, есть более или менее профессиональные ремесленники – и вот это их выставка.

Удачным надо признать проект нового здания Малого драматического театра, предложенный Михаилом Мамошиным со товарищи (главный фасад выходит на Звенигородскую ул.). Историческое двухэтажное здание бывшего полкового двора Семеновского полка соединено с 4–7-этажным объемом. Предельная высота – 27 метров. Весь комплекс скомпонован из различных объемов, что позволило избежать однообразия гигантского сарая (имею в виду второе здание Мариинского театра). Удачей является и предложенный Сергеем Орешкиным и фирмой «А’Лен» жилой дом на набережной Карповки – на том месте, где еще стоит недостроенная гостиница.
Вторая категория экспонатов выставки – жилые дома в районах новостроек, которые градостроительно не сформированы. Специфика нынешней жизни такова, что никаких зданий общественного назначения и оригинальной архитектуры, выходящей за рамки банальной «стоечно-балочной конструкции» стиля «функционализм», для новых районов не предлагается. Такие здания могли бы стать центрами новой застройки, отличающейся от того примитива, к которому мы все приучены. Но как бизнес-центры, так и жилые дома, как правило, имеют самые простые решения, хотя кто-то предлагает яркие цветовые пятна на фасадах для развлечения зрителей, а, скажем, Земцов и Кондиайн для жилого комплекса «Космос» (ул. Гагарина, 7), состоящего из трех 20-этажных домов, придумали оживлять плоскости стен объемными вклинивающимися вставками, усекать углы, т.е. оживлять параллелепипеды некоторыми усложняющими элементами. Но это частности, предложений, имеющих градостроительное значение, на выставке не видно.

Среди зданий этой категории интересно смотрится проект административного комплекса на Варшавской улице высотой 48 метров, предложенный мастерской Владимира Григорьева. Само по себе здание любопытно, однако сразу возникает вопрос: в каком контексте оно окажется, если эту улицу застраивают по отдельным участкам и не глядя на то, что делается рядом. Это же теперь основополагающий принцип – все отдать на откуп инвесторам и архитекторам. Причем и проект не надо утверждать у главного архитектора, и лицензию на занятие архитектурной деятельностью тоже иметь не требуется.

С этой точки зрения очень забавно смотрится гостиница на Московском пр., 73 – 75, спроектированная той же мастерской Григорьева. По стилю она резко не соответствует окружающей застройке проспекта, это элементарная архитектурная ошибка, каких в Петербурге десятки, за что надо отрывать руки и т.д. Пикантности добавляет лишь то, что теперь Григорьев – главный архитектор Петербурга.

Странно выглядит жилой комплекс «Илматар», который Марк Рейнберг и Андрей Шаров спроектировали для 25-й линии В.О., 8б. Проект удручает тривиальным видом обычной новостройки, внедренной в старый район. До августа 2011 г. здесь стояли 16 корпусов Сталепрокатного завода, пять из которых были построены до революции. По проекту запланировано сохранение двух зданий – заводоуправления Сталепрокатного завода (25-я линия, 8; кон. 1930-х — нач. 1950-х, арх. Александр Бурышкин) и канатного цеха завода «Красный гвоздильщик» с водонапорной башней (угол Масляного канала и 25-й линии; 1930–1931, арх. Яков Чернихов).

Застраивание прежних промышленных территорий, оказавшихся в центре города, большими новыми жилмассивами – это отдельная проблема, причем не только архитектурная, но и градостроительная, транспортная, если угодно – социальная. У нас она решается просто. Снесли – построили, а что и как, какая тут будет архитектура – никого не интересует.

«Студия 17» (Святослав Гайкович и др.) и «Студия 44» (Никита Явейн и др.), как и Рейнберг с Шаровым, удивили ничтожностью показанных результатов своей жизнедеятельности. Скажем, «Студия 17» выставила проект гигантского жилого комплекса для квартала «Балтийская жемчужина», проект, который представляет интерес не для архитектурной критики, но исключительно для риелторов. Почему это оказалось на выставке, что в нем интересного с чисто архитектурной точки зрения – непонятно.

Другой проект этой же мастерской – так называемая «Усадьба на Ланском» (пр. Энгельса, 2) – жилой комплекс, который впихивают между пр. Энгельса, на котором движение не затихает ни на секунду круглые сутки, и веткой железной дороги Петербург Финляндский – Выборг. При этом будущим жильцам «усадьбы» обещают «тишину заповедного парка»! Вместо того чтобы эти картинки спрятать и никому не показывать, их привезли на выставку.

Что касается «Студии 44», то оказалось, что ей также похвастаться нечем и на выставку доставили старые проекты: восточное крыло Главного штаба и железнодорожный вокзал в Сочи «Олимпийский парк». Из совсем новенького показан заурядный жилкомплекс для Кронштадта в формате таунхаус.

Вообще-то после того, что под руководством Никиты Явейна сотворили в дворцово-парковом комплексе «Михайловка», его следовало бы отлучить от профессии. С другой стороны, стенд этой мастерской наглядно демонстрирует ее реальный сегодняшний уровень, и это тоже познавательно. Я бы посоветовал Явейну оставить архитектурную практику и целиком сосредоточиться на педагогической работе. Так он смог бы минимизировать вред, наносимый родному городу, в чем мы все, конечно, заинтересованы.

1 коментарий

  • set says:

    Золотоносов как всегда вне позитива. А организаторы много энергии потратили на выставку.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*


четыре + 9 =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>