11 сен 2014

“Полуоткрытое письмо авторам “списка КГИОП”, заклеймившим 77 объектов современной архитектуры”. С. П. Шмаков

Господа! А почему всего 77? Я знаю многие сотни диссонирующих объектов, но ввиду ограниченности журнальных страниц, приведу наиболее вопиющие, опираясь при этом на ваш трогательный список ” мероприятий, направленных на устранение диссонирующего эффекта”. Начнем с центра.

Возьмем Зимний дворец. Он своими дробными барочными завитушками резко диссонирует со строго лапидарным Адмиралтейством и строго величавым Главным Штабом. Согласно п. 2 приложения 2 к закону Санкт- Петербурга  (” снос диссонирующей застройки…….”) Зимний дворец следует снести, или, если почему либо это затруднительно, то согласно п. 4 того же приложения (” изменение фасадов……”) Главный Штаб и Адмиралтейство следует обвешать барочными деталями.

Далее. Перейдем на Невский проспект. Дом Мертенса бешенно диссонирует своей высотой и своими гигантскими арками с мелкооконным Строгоновским дворцом. Согласно п. 3. приложения 2 (” изменение габаритов….”) Строгоновский дворец следует надстроить, а согласно п.4 увеличить оконные проемы до размеров арок арх. Лялевича.

Идем далее. Елисеевский магазин своим венским модерном диссонирует с архитектурой соседей. Согласно п. 5 приложения 2 (” визуальная нейтрализация….”) огромный витраж Елисеевского следует завить плющом.

Перейдем на Екатерининский канал. Здесь Храм Спаса на крови травмирует наш глаз псевдорусской архитектурной клюквой на фоне спокойной неоклассики Леонтия Бенуа. Выход из положения получим согласно п. 4 приложения 2, навесив кокошники на фасад корпуса Бенуа.

Мы еще не задействовали в полной мере п.3 приложения 2 (” изменение габаритов……ликвидация куполов, фонарей….”). А вот и подходящий об’ект- Исаакиевский собор, который своим 100 метровым габаритом и своим куполом действительно диссонирует с застройкой одноименной площади. Поэтому согласно указаниям п. 3 сносим купол вместе с барабаном и приводим габариты собора к высотному регламенту. Да и вообще – сколько еще можно куполов снести в городе, чтоб не диссонировали! Их тьма.

Да что там здания. Диссонируют целые архитектурные эпохи Разве барокко не диссонирует с готикой? А классицизм с барокко? А эклектика с классицизмом? А модерн с эклектикой?. Возьмем конструктивизм. Чтобы его аскетичная стилистика не диссонировала, скажем, на Каменноостровском проспекте, снесем несколько построек Е. А. Левинсона вкупе с домом на Карповке. Стало богаче? Нет. Зато выполнено указение п. 2 (” снос диссонирующей застройки….”)

Как итог данных размышлений, смею утверждать, что диссонанс является родовым свойством поступательного развития архитектуры и все новое по началу всегда режет глаз современникам. Таким образом, проблема диссонирующих об’ектов лежит не столько в области архитектуры, сколько в области людской психики вообще и в психике авторов ” списка КГИОП” в частности. Не исключаю, что лет через 50 многие об’екты, заклейменные этим списком станут памятниками архитектуры своего времени, а авторы списка станут посмешищем в глазах потомков. Может, еще напомнить про Эйфелеву башню?

Итак, вывод: мнение автора статьи диссонирует с мнением авторов ” списка КГИОП”, но что надо делать в этом случае в приложении 2 к закону Санкт-Петербурга не сказано.

С. П. Шмаков

“Архитектурный Петербург”, 5(28) 2014

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*


2 + один =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>