20 Дек 2014

Ю.И. Курбатов «БИНОМ* РАЦИО** И ЧУВСТВЕННОСТИ В ФОРМООБРАЗОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА»

Ю.И. Курбатов
доктор архитектуры,
профессор СПбГАСУ,
член-корреспондент РААСН,
академик МААМ (IAA)

Рационализм*** современной архитектуры эпохи функционализма, ориентированной на достижения науки, техники и технологии, а также на примат функции, был в своё время настолько революционным, привлекательным и убедительным в борьбе с историцизмом и декоративизмом, что обеспечило полную победу философии функционализма. Она доминировала в практике мировой архитектуры на протяжении почти пол-столетия. Успехи лидеров этого движения бесспорны. Несомненны и некоторые научные достижения в сфере изучения функции. Эксплуатационные процессы и их пространственная организация начинают изучаться с помощью точных методов [1, с. 249-278]. Получают развитие науки, уточняющие характеристики внутренней среды зданий: влажность и движения воздуха, его температура, барометрическое давление, свет и инсоляция. Складывается типология зданий, уточняющая функциональные параметры зданий различного назначения.

Менее заметными были одномерность честности, как в решении функциональных задач или того «ЧТО НАДО», так и в честном выражении во внешних формах функциональной и материально-технической структуры построек или того «КАК НАДО».

Между тем архитекторы уже давно стали замечать, что один из недостатков функционализма заключен в том, что он недостаточно функционален.

Попытаемся напомнить об этом. Так, переведение пространства утилитарного в «пространство переживаемое» не имеет четких критериев. Это решение синтеза точных и неточных (эмоционально-психологических) детерминант.

Конструкция, определяющая форму, должна быть не только прочной и долговечной (аспект точного расчета), но и внушать уверенность в своей прочности. Такое внушение основано на использовании прошлого опыта психологической потребности и идентификации с определённой культурой.

Свет и цвет, создающие зрительный и эмоционально-психологический климат интерьера – результат использования не только количественных, но и качественных критериев.

Образ, определяющий статус архитектуры как искусства, входящий в звено символов, не может получить точного измерения – он неточен. Это знак определённой культуры.

В результате ущербность жесткого рационализма, одномерность формообразования приводит к получению зданий правильных как формулы, лишенных метафор и знаков, свидетельствующих об их принадлежности к определённой культуре. Такие недостатки современной архитектуры и её главного направления – функционализма послужили основанием для серьёзной критики уже в конце 1970-х годов [2]. В то же время приходит осознание того, что точность и правильность функционализма были в известной мере одномерными.

Постепенно меняется отношение к зданиям, выполненным в стиле общепринятой конвекции функционализма – «точным» и «правильным» –лишённым всего неточного: эмоций, образов, метафор. Происходит отторжение философии функционализма.

Одним из первых атаковал принципы функционализма их создатель – Ле Корбюзье. Его капеллу в Рошане многие исследователи справедливо отметили как свидетельство крушения принципов мастера и началом нового иррационального направления. После капеллы Ле Корбюзье всё чаще начал говорить не о функции, а о поэзии, а также о переходе от правильностей к художественным неправильностям.

Во второй половине ХХ века начались массированные поиски альтернатив или иной «неправильной» архитектуры, характерной сочетанием рационализма с иррационализмом. Если модернизм стремился к простой и ясной целостности, то появление новой тенденции приводит к интеграции «точного» и «неточного» и, в итоге – к «трудной» целостности. Огромный вклад в её формирование внёс, как мы знаем, Роберт Вентури. Вышедшая в свет (1966) его книга «Сложность и противоречия в архитектуре» стала своего рода бестселлером.

Он пишет: «Мне нравится сложная и противоречивая архитектура, опирающаяся на всё богатство и многозначность современного опыта, включая и опыт, присущий искусству»; и далее: «Я за беспорядочную жизненность, а не за очевидное единство. Я признаю непоследовательность и провозглашаю двойственность» [3, с. 543].

Противоречия отодвигают ясность и простоту прочтения содержания архитектурной формы. Они несут альтернативы. Одни могут казаться правильными, другие – неправильными. В процессе восприятия они могут меняться местами.

Путь к интеграции «точного» и «неточного» был трудным, часто непоследовательным и однобоким. Попытки постмодернизма решить проблему возвращения архитектуры в русло искусства – с его многозначностью, с его образами и метафорами, обращением к истории и контексту – не увенчались успехом. Но при этом очень важно другое обстоятельство. Идеологи постмодернизма особое внимание обратили на язык архитектуры, который по природе своей, как всякий язык искусства, пользуется «неправильностями», которые являются раздражителями и привлекают внимание к самому языку, как к носителю содержания. В связи с этим можно отметить тот факт, что в языке полноценной архитектурной формы почти всегда присутствуют два кода:

– зашифровывающий (как правило, это новизна) и
– дешифрирующий (это, как правило, преемственность).

Новизна усложняет восприятие, заставляет мозг «работать», преемственность облегчает восприятие и делает архитектуру адекватной потребностям человека и менталитету того или иного региона, нации. Двойной код – это, по существу, взаимодействие логики, рождающей новизну, и преемственности – фактора качественного, отражающего традиции и менталитет нации.

Уже давно архитектурный мир осознал ущербность и одномерность мнимых «точностей». Именно поэтому архитекторы России и Запада атакуют и разрушают концепцию одномерностей. Достаточно вспомнить эту ломку новыми парадигмами архитектурной формы – деконструктивизмом, архитектурой-скульптурой, органи-теком и фрактальной геометрией.

Сегодня уже многие архитекторы-профессионалы воспринимают полноценную архитектуру как сочетание точностей (рацио и логика) и неточностей, обусловленных природой искусства архитектуры.

В то же время градостроители, к сожалению, до сих пор находятся во власти всего точного, правильного, измеримого.

Мы – за исполнение норм создания экологически полноценной, инсоляционно безупречной жилой среды, соответствующей стандартам современной санитарной гигиены; мы – за выполнение при этом и необходимых норм пожарной и транспортной безопасности. Без этого нам не обеспечить создания полноценных практических удобств для проживания наших граждан.

Однако доминанта необходимых и правильных норм не должна вытеснять решение факторов неточных – эмоционально-чувственных, определяющих художественные качества композиций градостроительных, несущих знаки, метафоры и образы, обусловленные культурой.

* Термин Бином заимствован из работ Ле Корбюзье, отраженных в исследовании выдающегося советского учёного О. Швидковского; см. Ле Корбюзье. Творческий путь /Стройиздат, Москва – 1970. 249 с., илл. Раздел: Прикованный Прометей. С. 9.
** Рацио от термина рациональный;рацио – рассудочный.
*** Рационализм в современной архитектуре означает использование достижений точных наук, техники и технологии, обладающих количественными параметрами.

Использованная литература

  1. Гонзик Карел. По пути к социалистической архитектуре //Москва, Стройиздат. – 1967. – 367 с. Раздел «Эксперименты в области эксплуатационных процессов». – С.249-278.
  2. -Wernel Nehls. Das Ende der Funktionalistischen Epoche. Deutsche Bauzeitung. 1966, № 1, p. 37-46.
    - Adolf Max Vogt. “Woher kommt Funktionalismus?” “Werk. Archithese”. 1977, N 3, p. 23-30.
    - Jurgen Joedicke. Funktionalistismusschelte? Bauwelf, 1978, октябрь, p. 1508-1510.
    - Heinrich Klotz. Das Pathos des Funktionalismus. “Werk. Archithese”. 1977, N 3, p. 3-4.
    - Julius Posener. Kritik des kritik Funktionalismus. “Werk. Archithese”. 1977, N 3, p. 16-22.
    - ЮрийКурбатов. О сочетании точностей и неточностей в архитектуре. Проблемы синтеза искусств и архитектуры. Академия художеств СССР. Ленинград, 1974. С. 27-33.
  1. Роберт Вентури – из книги «Сложность и противоречивость в архитектуре». Процитировано по книге «Мастера архитектуры. Зарубежная архитектура. Конец XIX – начало XX века» под редакцией А.В. Иконникова. Изд. «Искусство», 1972. 591 с., илл.

Источник:
«Архитектурный Петербург» №7 (30) 2014, октябрь-ноябрь
Информационно-аналитический бюллетень Союза архитекторов Санкт-Петербурга, ОАМ, СРО НП «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 + = десять

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>