15 Дек 2014

На портале archi.ru опубликована статья «Мотивированная яркость»

Анна Городинская

Мотивированная яркость

Проектировать новый жилой комплекс в Петербурге – городе, исторически избалованном квартальной застройкой, так и не воспринявшим всерьез застройку микрорайонную, – задача сложная. Проектировать на Васильевском острове задача сложная вдвойне: слишком сильны традиции места, и слишком ощутимо влияние регулярной планировки, главная ось которой – не бульвар и не проспект, а русло реки Смоленки. А именно там, на намывных василеостровских территориях, недалеко от станции метро «Приморская», и должен быть построен жилой комплекс «Я – романтик!», формирующий один из фрагментов «Морского фасада» города фасадами жилых домов эконом-класса. И это дополнительное условие сделало архитектурную задачу особенно сложной. Но авторы приложили все усилия к тому, чтобы комплекс соответствовал своему расположению – был современным, смелым, удобным и смотрелся с воды.

С одной стороны, «Романтик» – один из ряда жилых комплексов эконом-класса, выходящих на Западный скоростной диаметр города, с другой – в этом ряду он самый необычный. С градостроительной точки зрения это система расположенных по лучевой схеме объемов, собранных в замкнутый трапециевидный квартал. И несмотря на то, что квартала в традиционном смысле слова там нет – веером расходящиеся дома не всегда смыкают свои ряды, тем не менее, все вместе работает именно как квартал, разделяя городскую жизнь на то, что существует внутри комплекса, и то, что вне его. А замкнутость, даже незавершенная, даже рассеченная на два будущей улицей, создает свой внутрикомплексный мир и позволяет защитить внутриквартальные пространства от ветров с Финского залива. Это – алгоритм, заложенный в градостроительной конструкции города, где некогда каждый дом был по сути жилым комплексом, в котором у каждого было свое парадное, выходившее в свой двор, откуда через свою арку можно было пройти во двор соседний, в силу адресной принадлежности тоже почти свой. А из самого крайнего двора, через все равно свою арку, выходили на свою улицу… Дворы защищали от морского ветра, а любой почтальон знал, где искать «7-й двор, 21-ая парадная, кв. 137».

В «Романтике» нет уходящих вглубь участка друг за другом дворов, но есть система соединенных между собой и в то же время обособленных территорий детских садов, детских и спортивных площадок, школ, дорожек для роллеров, скейтбордистов и велосипедистов – современная транскрипция все того же знаменитого петербургского «своего двора». Здесь есть даже своя собственная обсерватория, но это уже – из фантазийных проектов петроградских конструктивистов, мечтавших построить дом-коммуну «с полным замкнутым циклом жизни», где можно будет выращивать «своих героев, своих мечтателей, своих ученых». Хотя, вероятно, именно эта обсерватория и дала название комплексу… Кто знает?

Если говорить об объемно-пространственном решении, то здесь работает прагматизм и умение делать отличные проекты, сочетая практически несочетаемое. В результате на достаточно узком участке застройки сосуществуют две обособленные фукциональные зоны: жилая и коммерческая, разделенные широкой пешеходной аллеей-бульваром. Каждая и визуально, и пространственно работает и на себя, и на окружающие кварталы. Жилая – 13 домов высотой от 6 до 20 этажей со всей вышеперечисленной социальной инфраструктурой и подземными автостоянками, въехать на которые можно только с магистральных улиц. Коммерческая, занимающая участок немного в стороне от жилых домов, – многофункциональный деловой комплекс, отель и закрытая многоэтажная автостоянка.

Другое дело – образ. На фасадах – ничего лишнего: только очень интенсивный цвет и индивидуальные для каждого жилого дома лоджии, выступы или ограждения лестниц. Но, несмотря на казалось бы скромный арсенал средств, благодаря пестрой палитре объемов, их небольшому смещению и появлению окон разных форм и размеров, нет здесь и монотонности, столь характерной для многоквартирных домов.

Важно, что ритм, оттенки ярких цветов и нюансированная пластика подчинены не только художественной воле автора, – они опираются на стройную теорию, наполняющую эффектный образ дополнительным смыслом.

Вот как рассказывает о своем замысле Сергей Орешкин: «Главной идеей проекта были идеи супрематизма двадцатых годов прошлого века, – исследования Ритвельда по цвету. Каждый использованный в проекте цвет немонохромный, сложно составленный из набора оттенков-пикселов, создающих особый тон на дальних расстояниях». Действительно, пестрая мозаика фасадов этого проекта довольно существенно отличается от уже привычной пиксельной расцветки, напоминающей увеличенную компьютерную графику: здесь пикселы другие, они больше напоминают мазок пуантилиста, чем оцифрованную растяжку тона.

Яркие вставки создают акценты, играют на контрасте; кроме того, использованные оттенки тоже достаточно необычны, вернее, из неожиданно много. К понятным «кислотным» салатовому, оранжевому, к солнечному желтому добавляется фиолетовый – опаснейший цвет, которому отдан один из больших корпусов и который благодаря множеству красных, черных, серых или желтых вставок выглядит вовсе не сумрачно, чего можно было бы опасаться, а скорее вкусно, как ягода. Вариантов сочетания цветов очень много, и среди них много неожиданных или лучше сказать – нетиповых, неприевшихся. В «мондриановскую» бело-черно-красно-желтую раскладку, к примеру, вместо синего вторгается уже упомянутый ягодно-фиолетовый; пятна то сгущаются и измельчаются, то вытягиваются редкими полосами, где-то напоминают квадратно-полосатую настроечную таблицу телевизора, испытывающую зрение композицию оп-арта; время от времени преобладающий жизнерадостный тон инвертируется, фоновым оттенком становится темно-серый – яркие спектральные вставки на таком фоне начинают почти светиться и становятся похожи на солнечных зайчиков. Разнообразие сочетаний цвета и ритма подхватывают окна: ленты сменяются квадратами, окна вертикальных и горизонтальных пропорций на торцах домов выстраиваются зыбкими зигзагами, – но все это, и цвет, и форма, подчиняется сложноуловимому ритму, смотрится цельно и стройно, – не исключено, что вместе их держит некий, безусловно сложный, код-принцип, основанный на упомянутых архитектором исследованиях Ритвельда. Надо ли и говорить, что ни одного одинакового корпуса здесь нет, каждый объем отчетливо-индивидуален, хотя родственный ритм и напряженность цвета не дают забыть также и об их родстве.

Говоря «ничего лишнего» надо заметить, что снаружи также нет ни выступающих балконов, ни лоджий, которые нередко в современных домах выстраиваются, по меткому выражению Сергея Орешкина, в стеклянные вертикальные «градусники», приложенные к дому. Здесь все лоджии заглублены, оставляя для плоскости фасада роль мозаичной картины. Кроме того, архитекторы посвятили отдельные исследования вертикалям лестничных клеток, оптимизировав их решения.

Все давно привыкли к тому, что покупая квартиру, мы на самом деле покупаем квадратные метры бетонных перекрытий и наружные стены, едва защищающие эти метры от снега, ветра и дождя – окон-то нет. Мы покупаем квадратные метры конструкций, которые еще нужно превратить в квадратные метры человеческого жилья. Отличие «Романтика» от других жилых комплексов в городе – отделка всех без исключения квартир «под ключ»: с мебелью, бытовой техникой и даже некоторыми элементами декора. Можно спортить о том, хорошо ли, что существует всего три варианта дизайна: «Классика», «Восток» и «Хайтек», но они существуют, а значит, все-таки, мы покупаем место, где можно жить. Дизайн же всегда можно переделать под себя: ломать – не строить!

Совершенно отдельного упоминания требует архитектура детских садов и школ. Все мы помним маловыразительные и совсем не радостные домики, куда по утрам нас маленьких волокли невыспавшиеся родители. Не лучшее впечатление производили и школы. И даже не стоит упоминать о том, что большинству из нас приходилось до этих невеселых домиков и школьных дворов добираться на городском транспорте: «меня возила в детстве мама / На трех трамваях в детский сад, / Далёко – за заводом АМО, / Куда Макар гонял телят». Здесь – всё не так: и домики больше всего напоминают набор нарядных кубиков, из которых можно построить всё, что душе угодно. И находятся эти кубики прямо под окнами родных квартир. Даже сверху, из собственного окна смотреть на них приятно и весело – работает пятый фасад – крыша. И весь комплекс оставляет ощущение молодой энергии, свежести и яркости, столь необходимой пасмурному Петербургу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× девять = 27

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>