30 дек 2016

«Проект градостроительного форсайта «Петербург-2026: пространство утопии и прагматики»

Федор Гаврилов, руководитель архитектурно-градостроительного форсайта РБК Петербург, шеф-редактор региональных лент РБК

Федор Гаврилов

RWAY: Ваш конкурс проектов проходил уже в четвертый раз. В чем уникальность и привлекательность вашего проекта для градостроительной индустрии?

Федор: Организатор нашего форсайта – РБК Петербург - это деловое, экономическое издание. Отсюда и наш взгляд на жизнь, наш ракурс: в студенческих командах, помимо архитекторов, обязательно участвуют экономисты, социологи,
а в 2016 г. появились инженеры. Формируя команды таким образом, мы стремимся обогатить традиционный формат архитектурного конкурса, где, как правило, все думают об эстетике, а о грубой «правде жизни» склонны забывать. Надо сказать, со стороны кураторов команд, а это известные петербургские архитекторы, сопротивления такой комплексный подход не встречает.

RWAY: Есть ли инициативы форсайта, которые используются в градостроительстве Санкт-Петербурга уже сейчас?

Федор: Наш конкурс недаром называется «форсайт» – мы не планируем ничего строить в реальности, наша задача в игровой форме организовать мозговой штурм, аналитические итоги которого впоследствии могут пригодиться и участникам – будущим архитекторам и всему городу, его сообществам в целом. Хотя, например, в 2013 г. конкурсанты придумывали, что делать с Канонерским островом - прелестной и, к сожалению, очень запущенной территорией в районе петербургского порта. Варианты были разные, но практически все команды видели этот остров как зеленую зону. Приятно было услышать, что через год правительство города решило создать там парк. Сама идея не нова, но, если однажды на Канонерке появится парк, в этом будет и наша скромная заслуга.

Основное наше высказывание в том, что город как организм устроен очень сложно и нельзя в нем что-то менять, не понимая взаимосвязи экономики, природы, общественных нужд и капризов, стратегического видения, политических обстоятельств, художественных вкусов и так далее, и так далее. Как сказала одна умная женщина, гениальное – сложно. И упрощения не доводят до добра.

RWAY: В чем заключается будущее девелопмента в Санкт-Петербурге?

Федор: Ближайшее будущее нашего девелопмента вряд ли очень радужное – времена, когда что ни построй – все купят, явно позади. Но как в 1812 г. пожар Москвы «способствовал ей много к украшенью», так и новая бедность, может быть, спасет Петербург от ажиотажа массовой застройки. Денег меньше, покупатель придирчивее, вся эта предпринимательская горячка-нетерпячка пройдет, появится время подумать и об удобстве, и о красоте, и о сохранении сложившейся среды. Кстати, и этот жуткий предрассудок – что красиво это обязательно дорого – возможно, будет изжит.

RWAY: Ваши эксперты сочли наиболее перспективным в реализации в ближайшие 10 лет проект «Старый, добрый, новый» по апгрейду панельного жилья, подготовленный командой Владимира Линова. Как Вы относитесь к этой идеи?

Федор: На самом деле, мнения челнов жюри по поводу проекта команды Владимира Кузьмича разделились. С одной стороны, действительно, что может помешать реконструировать хрущёвки? Тем более так обстоятельно, красиво, гуманистично, как это задумала команда Линова. Но были и другие соображения, к которым тоже стоит прислушаться. На самом деле, количество формальных препятствий, которые возникают на пути реноватора хрущёвок, так велико, что на практике осуществить этот проект очень и очень трудно. С этой точки зрения, проект команды Сергея Падалко, который и получил первый приз, проект революционный, как бы обнуляющий старые обязательства, догмы, стереотипы, кажется более осуществимым. Особенно в России, стране долгих раздумий и резких движений.

RWAY: В чем заключается спасение Петербурга от ажиотажа массовой застройки? В реконструкции хрущевок или в каком-то новом подходе?

Федор: Ну, как говорится, смотри выше. Спасение – в осмысленных профессиональных решениях и действиях. Особенно со стороны регулятора, то есть властей разных уровней. Такие действия важны и для новых районов, где свои проблемы, и для центра, где своя специфика. Конечно, профессионалы тоже ошибаются, предприниматели-девелоперы увлекаются, но на то и власть, чтобы как-то увязывать частные интересы и требования закона. И, к сожалению, у нас с этим обстоит неважно. Задачи очень сложные, а исполнять их некому. Те люди, которые могли бы находить оптимальные решения, не имеют власти. А тем, которые имеют, не хватает квалификации и мотивации.

RWAY: В Санкт-Петербурге ведется строительство на намывных территориях. Как Вы к этому относитесь?

Федор: Идея развивать Петербург в сторону Финского залива, насколько я знаю, не нова. Залив мелкий и технологически намывать можно до Кронштадта. Так что те проекты, о которых мы слышим в последние годы, это так, цветочки. Ягодки мы получим, когда кончится земля на суше и делать масштабные намывы будет реально экономически выгодно. В принципе, почему бы и нет? Конечно, есть возражения у экологов. Но для меня главный аргумент против масштабных намывов – это огромный «серый пояс», промышленные зоны разных поколений, а это чуть ли не треть городской территории. Мне кажется, сначала надо разобраться с «серым поясом», и только потом браться осушать море.

RWAY: За какими проектами будущее?

Федор: В 2016 г. участники форсайта имели задачей спроектировать на наших кембрийских глинах фрагмент города будущего, смарт-сити, каким он мог бы быть в 2026 г. И результат, на мой взгляд, получился скорее отрицательный – команды предложили или очень практические варианты, которые можно брать в работу прямо сейчас, или очень футуристические, явно заступающие за одно десятилетие.

Но я считаю, что дискуссия состоялась – просто несколько в другой плоскости. Спор получился философский – условные «прагматики» (участники команд Сергея Орешкина, Владимира Линова, Вадима Кондрашева) видят архитектора как гениального диктатора, который знает, как надо строить (а значит, диктует как жить потребителю). «Футуристы» (команды Данияра Юсупова и Сергея Падалко), напротив, считают, что в обозримом будущем именно потребители сами будут формировать градостроительный обиход. Кстати, девелопер в упомянутой системе координат – создатель каркасов, в которые свободные люди свободно встраивают свои жилые модули…

RWAY: А что станет с профессией архитектора?

Федор: Если говорить о профессии архитектора, то я думаю, что с ней случится то же, что и с многими другими профессиями (например, с журналистикой) – все механическое будет делегировано машинам. А спрос на все творческое, живое, новое, глубокое на этом, технологическом, фоне только вырастет.

Считаю, даже если все человечество перестанет работать, архитекторы все еще будут при деле. Профессия эта, насколько я могу судить, настолько многозадачная, творческая в высоком и строгом смысле слова, что даже самому совершенному роботу тут трудно заменить человека. Наверно, какую-то рутинную часть работы возьмут на себя машины, но главные решения все равно будет принимать профессиональный, широко образованный, гуманистически настроенный художник.

Источник:  Аналитическое агентство RWAY

Сохранить

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*


× семь = 7

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>