17 Апр 2015

Сергей Орешкин принял участие круглом столе, организованном РБК Петербург

Недооцененный край: как Ленобласти заработать на туризме

1429270187_0960.500x333

Участники круглого стола, организованного РБК Петербург, ищут возможности для реализации потенциала области
Фото: Алексей Боголепов

Ежегодно Ленинградскую область посещает свыше 1,9 млн туристов. Они приносят в областную казну порядка 700 млн рублей. Однако эти объемы остаются неизменными уже несколько лет. Что мешает развитию рекреационного потенциала Ленинградской области и как эффективнее использовать имеющиеся в ее распоряжении ресурсы, выясняли участники круглого стола, организованного РБК Петербург в рамках программы биеннале «Архитектура Петербурга — 2015».

Круглый стол стал продолжением дискуссий, организованных РБК Петербург в рамках архитектурного форсайта «Новые города петербургской агломерации» с целью привлечь специалистов разных отраслей к обсуждению вопросов более эффективного использования имеющихся ресурсов региона, в том числе рекреационных. В этом году в рамках архитектурного форсайта* команды моделируют процесс создания городов-спутников.

Спросу навстречу

Ленинградская область обладает мощным рекреационным потенциалом, говорят эксперты туристической отрасли и чиновники. Но реализовать этот потенциал никто не может. По мнению участников круглого стола, Петербург с его населением мог бы быть мощным источником туристического потока для области. «Как ни странно, взаимное «освоение» двух братских регионов, Петербурга и Ленобласти, до сих пор остается актуальной задачей, — отмечает Федор Гаврилов, руководитель архитектурного форсайта «Новые города петербургской агломерации». — Конечно, туристы — и их немало — посещают областные исторические места. Но возможности шестимиллионного региона, располагающего внушительным автопарком, гораздо больше. Так, до сих пор многие петербуржцы не бывали в Ораниенбауме, а уж до Копорья добирается один из десяти. Можно предположить, что после юбилейных торжеств образ староладожских древностей уже укоренился в сознании горожан и жителей области. А вот скромное обаяние Новой Ладоги пока остается недооцененным. Что же происходит? Почему образованные, платежеспособные и мобильные жители Петербургской агломерации (как, разумеется, и резиденты других регионов России) стремятся скорее в Лаппеенранту, чем в Тихвин?», — задается вопросом Ф.Гаврилов.

По мнению участников круглого стола, причин тому несколько. Одна из них — недостаток информации и отсутствие единого портала для путешественников. Власти Ленобласти еще в прошлом году решили создать такой ресурс, однако до сих пор единого сайта, объединяющего информацию о возможных маршрутах по знаковым местам Ленобласти, нет. А пока, как отмечает руководитель архитектурного бюро «А-Лен» Сергей Орешкин, спрос на областной туризм удовлетворяют лишь энтузиасты, которые водят частные экскурсии.

При этом успешный музей может способствовать развитию региона, в том числе экономически, считает заместитель директора ГБУК ЛО «Музейное агентство» Яна Седельникова. Примеры тому в Ленобласти есть. «В маленький город Приозерск, в котором проживают 20 тысяч жителей, ежегодно приезжают 50 тыс. человек, чтобы посетить крепость Корела», — напоминает Я.Седельникова.

Инфраструктура

Еще одно обстоятельство, мешающее раскрыться туристическому потенциалу Ленобласти, — это скудная инфраструктура. По словам депутата Законодательного собрания Ленобласти Вероники Каторгиной, еще 40 лет назад разрабатывалась программы так называемого Серебряного кольца Ленинградской области и Жемчужного ожерелья. «Серебряное кольцо — это путь, который бы охватывал все значимые исторические культурные города и населенные пункты региона. Первая столица Руси — Старая Ладога, монастыри (Успенский — в Тихвине, Дымский — в Бокситогорском районе, Александро-Свирсикий — в Лодейном поле) и т.д.», — поясняет В.Каторгина. Маршрут был рассчитан на несколько дней, но так и не был реализован. «Все эти программы утыкались в отсутствие достойной дорожной и гостиничной инфраструктуры, — говорит В.Каторгина. — На протяжении десятка лет все это развивалось лишь на уровне фрагментарных программ в каждом районе. Ни один турист не поедет за 300 км, если дороги разбиты, выдержать этот путь физически трудно».

В местах, до которых туристу удается добраться, все равно множество проблем. Например, в крепости Копорье питание туристов зависит от одного единственного человека. «У нас есть дедушка, который привозит пирожки и горячий чай — это единственная наша инфраструктура», — не без иронии отмечает главный хранитель МАУ «Копорская крепость» Ольга Южакова. При этом идеи развития инфраструктуры в регионе есть, но реализовать их не могут, потому что до сих пор нет понимания, что делать с самой крепостью.

1429270892_0970.500x333

О.Южакова, О.Смычковская, Ф.Гаврилов

Дело в том, что крепость является федеральным объектом, а музей, который ее поддерживал до закрытия, — муниципальный. В итоге, пока чиновники решают, кому отвечать за исторический объект, крепость разрушается. И подобные «бумажные приключения» есть практически у каждого исторического объекта Ленобласти. Как рассказал руководитель архитектурной мастерской «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов, один из проектов мастерской — домик станционного смотрителя в Выре — стоял на земле, которая никому не принадлежала. Сейчас эта проблема решена, однако появилась другая — там невозможно организовать подъезды, стоянки, поскольку вокруг земля не наша, — говорит архитектор. — С Монрепо [мастерская занимается также реконструкцией и приспособлением под современное использование парка Монрепо в Выборге по конкурсу Всемирного банка] мы тоже столкнулись с тем, что не были до конца оформлены права на собственность. Я полагаю, что какой бы объект мы не взяли, у него будут аналогичные проблемы», — отмечает архитектор.

Впечатления на продажу

Председатель комиссии по туризму Ленинградской областной торгово-промышленной палаты Ольга Смычковская также обращает внимание на проблемы с инфраструктурой. Она напоминает, что туркомпании продают не конкретные объекты, а впечатления. «Мы продаем впечатление и оно должно быть достаточно ярким, чтобы потратить на него деньги, и достаточно продолжительным, чтобы потратить на дорогу 3 часа», — говорит она. И для того, чтобы направить турпоток в то или иное направление, бизнес должен быть уверен, что это направление окупится. Для этого необходима инфраструктура и якорные проекты.

Главный архитектор Института Ленгипрогор Игорь Дранкевич добавляет: «У нас же ничего не изменится, пока не начнут думать о комплексных проектах. Если рядом будет работать горнолыжный склон, если там будет детский парк, тогда люди смогут приезжать на 2-3 дня, тогда место будет работать».

По словам В.Каторгиной, изменить положение может перевод направления «туризм» в экономический блок правительства области, поскольку сейчас он относится к культуре — и финансируется по остаточному принципу. При этом туризм в Ленобласти может быть и весьма доходным. Пока же Ленинградская область остается «с имперскими амбициями и провинциальными возможностями», говорит депутат. «Близость к Петербургу обязывает нас как-то соответствовать и культурному и историческому развитию, но бюджет у нас такой, что приходится выбирать либо зарплата музейным работникам, либо оплата музейной коллекции», — добавляет она.

Другим выходом эксперты считают участие бизнеса в возрождении туризма. Так, наиболее успешным проектом сохранения дворянской усадьбы в Ленобласти участники круглого стола называют усадьбу Марьино, а наиболее успешным туристическим проектом, также реализованным исключительно на частные средства, — Мандроги Сергея Гутцайта.

Причем речь может идти не только о крупных инвестициях, но и о инвестициях малого бизнеса в создание сопутствующей инфраструктуры.

Миллиарды карпов

Однако проблема не только в отсутствии денег и энтузиазма местных чиновников, говорят эксперты. Руководитель архитектурного форсайта «Новые города петербургской агломерации» Федор Гаврилов рассказал, что рядом с исторически поселком Ропша есть огромный рыбоводческий завод. «Там миллиарды карпов, но в самой Ропше в магазине только камбала дальневосточная. И вы точно не съедите там уху, — говорит он. — Почему людям на заводе не приходит в голову варить эту уху и продавать? Мне кажется, что это уже культурный вопрос, а не вопрос денег. Эту идею нужно вложить в сознание».

*Форсайт — ежегодная интеллектуальная игра, которая проводится под эгидой проекта РБК «Будущий Петербург». В этом году участники игры, студенты из разных областей знаний (архитектура, экономика, урбанистика), представят свое видение современного города-спутника Петербурга (подробнее Будущий Петербург).

Ольга Зарубина

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/spb_sz/17/04/2015/969496.shtml